Как я не стала Суперменом

Или история моего выгорания

Если честно, я немного боюсь затрагивать эту тему. Во-первых, я не специалист в области выгорания. А во-вторых, это вновь вскроет мои только-только подзажившие раны. Тем не менее, я хочу поделиться с вами своим опытом. Может быть, для кого-то этот пост просто станет объяснением моего поведения и состояния пару месяцев назад. А кому-то поможет поймать у себя зачатки (а может и полный расцвет) этого состояния и принять меры.

 
эмоциональное выгорание истощение что делать
 

Немного истории

Я работаю в маленькой компании, специализирующейся на организации лечения за рубежом. Я не доктор, но через мои руки ежедневно (а иногда и еженощно) проходит множество больных людей. У них редкие заболевания, запущенные стадии, сложные случаи. От них отказываются врачи в России, Европе и на Ближнем Востоке — не хватает знаний и ресурсов — и они идут к нам.
И так я  каждый день сталкиваюсь с метастазами, пороками и мутацией генов.
А еще я очень впечатлительная девочка и все принимаю близко к сердцу.

Как все начиналось

В предыдущих постах я упоминала, что вся моя команда находится в другом часовом поясе: я опережаю их на 8 часов. Долгое время я не могла подобрать оптимальный для себя режим работы: то ли под то время подстраиваться, то ли под мое, то ли где-то посередине. В итоге я работала 24/7. Всегда держала телефон включенным, особенно по ночам. Круглосуточно была на низком старте. Слабоумие и отвага? Отнюдь, гиперответственность и неумение отказывать.

В начале лета у меня появился пожилой пациент с очень сложным диагнозом. Клиники то не выдавали информацию, то биопсию, то вовсе не могли правильно ее провести. Сын пациента обрывал мне телефон, я много нервничала. Затем почти на месяц мы втроем перебрались в Тель Авив. На улице стояло пекло (август в пустыне — это вам не шутка), клиники по-прежнему тормозили и будто тянули время, а пациент загибался. Я стойко держалась на работе, но за закрытыми дверями номера срывалась — плакала и злилась на всех.
Практически ни с чем мы вернулись в Москву, и я начала готовить им визы в США. Через полторы недели пациента с сыном мы переправили-таки в Нью Йорк. А меня — в заслуженный отпуск.

 
перегорел на работе хроническая усталость пора в отпуск
 

Накрыло с головой

На второе же утро отпуска организм сдался. Я упала в обморок в ванной. Помню, как потеряла зрение, как меня пробил ледяной пот, я вся тряслась и умоляла вызвать мне врача.
Все обошлось, я пришла в себя до того, как мы успели оформить вызов.
Отпуск прошел великолепно — как будто ничего и не случилось. Но когда я вернулась домой, я перестала есть, спать и проявлять хоть какой-нибудь интерес к жизни. Могло показаться, что я чересчур эмоциональна и взрывоопасна, а на самом же деле я была полностью истощена и не вылезала из простудных болезней. На мне повисла вся моя одежда, я так похудела, что стала похожа на подростка.
И тут я поняла, что мне нужна помощь.

Что было дальше

Говорят, что признание проблемы — это первый шаг к ее решению. Ну вот признали вы, а дальше-то что? Здесь две очень важные рекомендации: постарайтесь, чтобы рядом всегда был взрослый человек (мне повезло, со мной был тот, кто уже пережил такое), и поговорите со своим начальством. Очень важно, чтобы вас поняли, а не приняли за халявщика, и дали время и возможность оправиться и прийти в себя.
Сперва мой шеф дал мне две недели на кино, мороженое и полное отсутствие коммуникации по рабочим вопросам.  И это сразу после моего отпуска.

Я разлогинилась из почты, поставила переадресацию на телефоне и старалась не думать о работе и о том, почему вообще все это со мной приключилось. Ну как не думать... Вы же не думаете о белых слонах, когда вам о них говорят, верно? Вот и я прокручивала в голове различные сценарии, силясь понять, где же я оступилась, что со мной происходит...

 
хроническая усталость депрессия что делать как помочь эмоциональное выгорание профессиональное истощение
 

Эмоциональное выгорание или истощение — это болезнь современности, она следует прямиком за высоким темпом жизни. В некоторых странах выгорание считается официальным медицинским диагнозом, и подлежит лечению и профилактике рецидивов. Бытует мнение, что больше всего этому состоянию подвержены представители помогающим профессий — медики, сотрудники благотворительных организаций, учителя. На деле же оно может развиться и у директора, и у менеджера среднего звена, и... у вас.


В следующем тексте я расскажу вам, как распознать в себе первые искорки вашего выгорания, что с этим делать, и куда обратиться за помощью.